Фильм «Судья» (The Judge) «Не судите, да не судимы будете».

Назад
НОВОСТИ

22941322490203k4901882490192249019024902142490215249019649021224902132490217О ЧЕМ КИНО: Хэнк Палмер, успешный состоятельный адвокат из Чикаго, чьи услуги могут позволить себе далеко не все, приезжает в захолустный родной городок, чтобы на время воссоединиться с семьей. Причиной для внезапного приезда служит смерть матери. А причиной для скорейшего отъезда — непримиримые разногласия с отцом. Поэтому почти сразу после похорон, обменявшись холодным рукопожатием с Палмером-старшим и выпив пинту пива с братьями в местном баре, Хэнк собирает чемодан в обратную дорогу. Однако очередному побегу из «родового гнезда» мешает шокирующая новость: отца Хэнка, местного судью, который находится у власти почти полвека, обвиняют в убийстве. И Хэнк берется защищать своего отца…
ПОЧЕМУ СТОИТ ПОСМОТРЕТЬ: Дэвид Добкин, после нескольких удачных комедий получил приличный бюджет (50 млн.$) для постановки фильма и смог полностью реализовать свой неоспоримый талант. Обращает внимание что с Добкиным на этой картине работает постоянный оператор Стивена Спилберга, Януш Камински. Кинозрители получат возможность вспомнить, что Роберт Дауни мл. — отличный драматический актер, а не только исполнитель роли Тони Старка…
ВПЕЧАТЛЕНИЯ И АКТЕРЫ: сколько аллюзий, и смыслов дарит новый фильм Дэвида Добкина! Спёртый воздух родительского дома, в котором чахнут в ожидании настоящей жизни трое братьев — чем не «Три сестры»? Властный, жёсткий, наделённый правом вершить правосудие отец, пусть одряхлевший, но ещё способный своим рыком внушать страх. Эдакий Зевс-пенсионер в момент бунта сыновей. Можно ещё вспомнить похотливого Эдипа женившегося на собственной матери, только в отличие от него Джозеф Палмер чуть не вступил в инцестуальную связь со своей дочерью. Упоминать библейскую притчу о блудном сыне даже как-то неловко. Режиссёр снял эпическое полотно, по масштабам не уступающее древнегреческой трагедии. Не все сюжетные линии доведены до логического завершения, но картина не становится от этого менее прекрасной. Периодически фильм заставляет хохотать, а иногда приходится закусить губу, чтобы не расплакаться — в нём есть все составляющие настоящего, большого кино.
Изначально Хэнк предстает перед нами самоуверенным эгоистом, который не нуждается в чужом одобрении и плевать хотел на чужое порицание. Однако со временем в кругу семьи он претерпевает некоторые метаморфозы, демонстрируя уязвимые стороны своей личности. Обида на отца, которую герой Роберта Дауни носит в себе вот уже 20 лет, выражается как в отточенных фразах блестящего юриста, так и в эмоциональных репликах отвергнутого сына. Но, пытаясь разобраться в ситуации, он не забывает также о роли заботливого родителя для своей не по годам смышленой дочки, а еще — примеряет роль бывшего парня, встречая женщину, которую когда-то любил. И в совокупности эти дополнительные ипостаси придают образу героя новые краски, так что заскорузлый панцирь неуязвимости начинает осыпаться с матерого адвоката, не выдерживая влияния «внешней среды». Напускной цинизм постепенно уступает место человечности, пока сам Хэнк старается найти хрупкий баланс между профессионализмом и родственными чувствами. Дауни — не просто хороший, а реально большой актер, способный предельно убедительно выдать любой уровень драмы. И для этого ему вообще не надо напрягаться и, скажем, изощряться мимикой. Ему не требуется «помощь» в виде подходящей фоновой музыки или света. Он и так одним взглядом может передать тысячи разных эмоций. От затаенной боли, гнева, ироничной небрежности и до любви, нежности и раскаяния. Причем, все это пробивается через лавину обаятельнейшего сарказма. Героиня этнической украинки Веры Фармиги очень точно его охарактеризовала: «Ты самый эгоистичный и самый щедрый человек на свете». Если вдуматься, даже не видя этого персонажа, осознаешь, что не любить его невозможно — по крайней мере, тем, кого любит он сам.
Джозеф Палмер — судья, оказавшийся на скамье подсудимых, в исполнении Роберта Дювалля, в первых сценах производит впечатление сильной личности, наделенной властью, которая предполагает отсутствие сомнений в правильности ежедневно принимаемых решений. И совсем неудивительно, что примерно с той же категоричностью он «выносит приговоры» себе и своим близким — поскольку уже привык осуждать, а не прощать… На самом же деле, для гордого упрямого старика, потерявшего жену и обвиненного в убийстве, лучшей стратегией защиты является нападение, и он рьяно придерживается выбранной линии поведения — то ли затем, чтобы не «сломаться» окончательно самому, то ли затем, чтобы достучаться, наконец, до среднего сына.
Конечно, потрясает в «Судье» не только Дауни — весь фильм великолепен, все его актеры. Становится понятно, почему Вера Фармига или Билли Боб Торнтон согласились на свои эпизодичные роли. Наверное, прочувствовали, что в итоге получится удивительно тонкая, сложная, трогательная, местами очаровательно юморная и, главное, человечная история о прощении — о том, как оно нужно всем нам, ведь все время от времени делают ошибки. Помимо великолепной актерской игры нужно отметить и работу съемочной группы, поскольку некоторые сцены лишний раз подчеркивают конфликт происходящего своим построением, светом или цветом. (Буйство приближающегося урагана и безмятежность голубого озера — отличные находки!)
РЕЗЮМЕ: режиссер Дэвид Добкин упаковал главную идею в модный костюм юридической драмы. Убийство, присяжные, блюющий адвокат — всё это красиво прорисованный задник для сцены на рыбалке. Сын нуждался всего лишь в одобрении отца, фраза «ты — лучший» позволяет одному счастливо жить дальше, а другому …(всё станет понятно во время просмотра). «Судья» — это фильм о том, какие сложные, причудливые формы приобретает родительская любовь, о том как непросто детям на которых родители возлагают большие надежды.
P.S. радует наивная, розовая вера американцев в справедливость своей юридической системы, и это после дел футболиста О’Джей Симпсона, убившего свою жену и Родни Кинга, избиение которого копами спровоцировало беспорядки в Лос-Анджелесе в 1991 году)
Специально для STARBOM.com подготовил Николай Лежнев