LOBODA: я каждый день приношу жертву ради творчества

– Давай начнем с дочери. Еве ведь уже исполнилось три года и, согласно мнению японских педагогов, это уже абсолютно взрослый человек.

У нее сейчас культ мамы. Когда я приезжаю домой, она меня сразу хватает за ноги, не отпускает, висит на мне, просит, чтобы я больше не уезжала. Когда я на гастролях, она очень скучает по мне. Несмотря на свой юный возраст, она очень самостоятельный ребенок, умеет сама себя развлечь. Недавно крестная Нателла подарила нам двух маленьких водяных черепашек – Ева от них без ума, в первый день чуть не раздавила их пальцами от переизбытка чувств.

 – Кто остается с Евой, когда ты на концертах?

В основном, моя мама и няня. По определенным причинам я не хочу отдавать дочку в садик. Однако у нее столько эмоций, которые некуда выплескивать, что сейчас решили найти подходящее заведение, где бы девочка могла заниматься хореографией. До этого времени к нам домой приходили преподаватели, которые с ней занимались английским языком, грамматикой и рисованием.

 –Я очень хорошо помню, как ты трудилась за несколько недель до родов, участвуя в эпатажной и откровенной фотосессии для Viva!: беременная дива в практически прозрачном наряде и сексуальном нижнем белье. Съемки продолжались 12 часов, хотя можно было обойтись несколькими часами. Но пока ты не получила желаемых кадров, не успокоилась!

Да, я такая – пока не добьюсь хорошего результата, буду работать. Я перфекционист до мозга костей (смеется).

 – Эта фотосессия вызвала шквал эмоций у наших читателей от фраз «Просто круто» до «Как же так можно? Это настоящий эксгибиционизм!»

О чем мы говорим? Миллионы артисток делают фотосессии такого рода, и в этом ничего нет предосудительного… Другой вопрос – все, что делаю я, вызывает резонанс – это да.

 – Странно, ты не побоялась сняться беременной в весьма откровенной фотосессии, а дочь вот уже три года не хочешь показать? Это же дополнительный  и очень резонансный информационный повод для человека из шоу-бизнеса…

Я очень суеверна. Одно дело я, а другое – мой ребенок. Я очень хочу, чтобы она была ограждена от посторонних глаз как можно дольше. Не хочу, чтобы на нее смотрели, обсуждали и говорили, что это дочка Loboda. Покажу тогда, когда она повзрослеет, окрепнет, станет сильным ребенком и сможет сама себя оградить от порой нехороших глаз.

 – Кстати, по этому поводу в недавнем интервью Владимир Зеленский  тоже признался нам, что с появлением второго ребенка Кирилла, что-то в нем перемкнуло – он не собирается его никому публично представлять, боясь негативной энергии. И это при том, что старшая дочь Саша прежде часто снималась в фотосессиях для журналов.

Помню, как-то на шоу Студии «Квартал-95» перепела песню группы «Мачете» «Нежность», которую решила посвятить ребенку. Чтобы быть до конца честной, я захотела немного снять Еву, ведь я пою о ней. Сняла видео, где присутствовала она – пусть сбоку и со спины, но все равно она попала в кадр. Получился очень трогательный и красивый виджеинг, на который до сих пор смотрю со слезами от нежности. Но на следующий день после выхода программы Ева очень сильно заболела! Мы с ней две недели пролежали в больнице на капельницах и уколах. Вот так, как тут после такого не быть суеверной.

 – Ты знаешь, мне иногда чисто по-человечески просто жаль артистов, личную жизнь которых смакуют и растаскивают по кускам, как бульварное чтиво…

Это такая профессия.

 – Мне кажется, что у многих из нас есть какие-то свои особые способы защиты, быть может обереги. А как у тебя?

Я ощущаю себя сильным человеком и могу сама себя защитить. Я верующий человек, молюсь перед сном, перед выступлением. У меня очень религиозная семья. Родители верят в Бога и ходят в церковь.

 – «Под запретом» – именно так называется твой тур, который сейчас проходит по всей Украине. Скажи, что для тебя сейчас под запретом?

Для меня под запретом всегда будет война, слезы и боль.

 – Признаюсь честно, лично для меня ты стала абсолютно другой после клипа «Облака». Те, кто относился к тебе равнодушно или даже негативно, кардинально поменяли свое мнение…

Я родила дочь – это главное событие моей жизни, которое, безусловно, изменило все. Также в моем творчестве произошло много пертурбаций – у меня появился продюсер – Нателла  Крапивина,  которая помогла мне реализовать в творчестве все то, что я хотела многие годы. Если бы в начале пути мне встретился такой человек, который мог бы подсказывать и порой направлять – многое сделала бы иначе. Ведь что такое судьба артиста? Это люди, которые его формируют. В жизни я всегда была скромным человеком, таким домашним ребенком, а на сцене – совершенно иной. Сейчас многое изменилось, и мне нравится все то, что мы делаем сегодня.

 – Какие у тебя как у певицы существуют страхи?

Конечно, я, как и любой музыкант, боюсь пустого зала. У всех артистов существует такая фобия: когда он ездит с туром, он всегда ищет в городе свои афиши, ему всегда кажется, что их мало (смеется). Но потом выходишь на сцену, видишь полный зал и отлегает от сердца… (улыбается) Конечно, главное – это твой зритель.

Мне часто после концертов дарят разные подарки. Однажды женщина принесла пакет, который я оставила дома в гардеробной. Полгода он простоял у меня запечатанный, а когда мне нужен был наряд для песни «Город под запретом», я вдруг почему-то наткнулась на этот самый пакет, решила открыть и обнаружила в нем потрясающее гипюровое платье в пол. Оно стало для меня знаковым. В нем я выступала на своем сольном концерте в Stereoplaza прошлой осенью.

 –Многие артисты сегодня признаются нам, что ситуация в стране изменила их. А что поменялось в тебе? 

Я по-прежнему не стремлюсь зарабатывать много денег, а хочу, в первую очередь, хорошо делать свою работу. У меня всегда были правильные жизненные ценности благодаря родителям, которые правильно меня воспитали, за что им большая благодарность. Я бы сказала, что изменилась не за последние полгода, а намного раньше – спокойнее, что ли, терпимее стала. Уже не особо хочется давать повод для разговоров просто потому, что так надо для пиара. Я четко разделяю сцену и жизнь и знаю, где что можно. И еще – я стала больше ценить жизнь и людей, которые находятся рядом со мной.

– Говорят, что ты команду поменяла?

Да, у меня собрался очень хороший коллектив, с которым мне легко. В конце первой части нашего всеукраинского тура я собрала всех и сказала, что у меня впервые появилось желание после концерта посидеть вместе, что-то обсудить, даже позволить себе выпить вина. Мне хочется проводить с ними время, потому что эти люди близки мне по духу. Моя прежняя команда, безусловно, состояла из классных ребят, настоящих профессионалов, но не было у меня с ними такого родства. А с нынешним коллективом мы постоянно творим, работаем над недочетами, обсуждаем каждый концерт, хотим быть лучше.

 – Наверняка, ты тиран и деспот?

В работе да, определенно.

 – Из чего состоит коктейль по имени Loboda?

Я принципиальный человек, поэтому мне очень сложно. Считаю, что трудолюбива – могу работать сутки напролет, если нужно. Еще я люблю людей, стараюсь помогать тем, кому моя помощь нужна. Вообще, мне неловко говорить о себе. Это напоминает самолюбование.

 – Рядом с тобой сейчас в дуэте азербайджанский певец Эмин? Почему именно он?

Когда я начала работу над песней «Смотришь в небо», ночью, работая над аранжировкой, вдруг услышала его голос… Отправила ему «демо» на имейл и уже утром вместо ответа получила свою песню, записанную его голосом с комментариями, что это великолепный трек. После мы созвонились и решили сделать дуэт. Я довольна тем, что у нас  получилось.

– «Смотришь в небо» – это о чем?

Это песня о том, как сложно не сойти с ума от одиночества, и что делать, если та единственная, которую ты любишь, лишь плод твоего воображения. Эта песня с глубоким смыслом, в ней диалог двух людей. Уже в мае мы представим видео на нее. Можно сказать, это будет психологический триллер, в котором тесно переплетен реальный и выдуманный мир. Режиссером видео была Нателла, художником-постановщиком – Сергей Иванов, последней работой которого стал фильм «Сталинград». А одну из главных ролей в клипе исполнил Артем Ткаченко.

Поделись этой новостью!