Фильм «Врожденный порок» (Inherent Vice) «Сценический кумар»

Назад
НОВОСТИ

252511025299242525109252510225251062525093252507924670022525115О ЧЕМ КИНО: частный детектив Ларри Док Спортелло (Хоакин Феникс) — непрезентабельный, укуренный хиппи, однако дело своё знает. Однажды к нему приходит его бывшая подруга Шаста (Кэтрин Уотерстон) и просит помочь разобраться с интригой вокруг её нынешнего «кавалера» — миллионера-строителя Микки Вулфмана (Эрик Робертс), которого хотят упечь в дурдом его собственная жена со своим дружком. Под видом репортера журнала «Сценический кумар» Спортелло начинает расследование и постепенно погружается в глубины серьёзного наркобизнеса, порноиндустрии и двойной игры агентов ФБР и полицейских инспекторов, среди которых его старый недруг — Кристиан «Йети» Бьорнсен (Джош Бролин)…
ПОЧЕМУ СТОИТ ПОСМОТРЕТЬ: «…один из грандов постмодернизма и черного юмора в американской литературе всего ХХ века, мастер крепкого словца и сложно сконструированных имморалистских лабиринтов из струящихся образов и многофигурных подтекстов, небезызвестный Томас Пинчон относится к той знаковой категории беллетристов, которые бытуют вне времени, вне пространства и вне кинематографа как такового. Пинчон настолько сам по себе, вне всего, что любое стремление втиснуть его в определенные рамки было бы чрезвычайно опасным и губительным для сохранения аутентичности его произведений. Осознанной даже попытки перенести и перевести чрезвычайно красочные и жуткие миры, существующие в книгах Пинчона на язык кинематографа не наблюдалось ввиду нарочитой сложности авторского стиля. Впрочем, в 2014 году невозможное свершилось, хотя и в вариации «облегченного Пинчона» пятилетней давности, ибо Пол Томас Андерсон в рамках программы Международного кинофестиваля в Нью-Йорке представил экранизацию крайне необычного романа «Врожденный порок» , романа-документа яркой и незабываемой эпохи, просто безумного и покрытого густым слоем наркотических галлюцинаций десятилетия, романа-сна, написанного на столь специфическом и странном языке, что без дешифровки не обойтись. Если Вы, конечно, не жили в то время, тогда все происходящее и в книге, и в фильме будет очень знакомо. В этой своей сложности, нарочитой гипер-отсылочности «Врожденный порок» соревнуется с «Москвой-Петушками» Ерофеева, и кто изощреннее оказался в создании фотографического слепка времени — вопрос риторический…»
ВПЕЧАТЛЕНИЯ И АКТЕРЫ: «Врожденный порок» — это гедонистический фильм, который не обличает пороки человеческие, но обольщает ими. Андерсон, подхватив интонацию физиологического очерка о времени, любуется своими непутевыми и откровенно обитающими на пограничье между реальностью и наркотическим бредом героями. Если в «Ночах в стиле буги» Пол Томас Андерсон демонстрировал трагедию и упадок, то во «Врожденном пороке» он уже этим немеркнущим упадком умиляется и наслаждается. Впрочем, до определенного момента.
Наибольшее удовольствие при просмотре определённо доставляет звёздный актёрский ансамбль. Харизма Феникса и Бролина просто выплескивается с экрана через край, а сексуальность и обаяние красавицы Кэтрин Уотерстон сбивает с ног. Уилсон, Уизерспун, Дель Торо — звёзды топового уровня, и уступают исполнителям главных ролей в этом фильме только в хронометраж
Главный герой похож одновременно на запойного Джо Коккера, и автора строк «я помню чудное мгновение..». Копна кудрявых волос, бакенбарды размером с сапожные щётки, зрачки-точечки, неизменный косяк в пожелтевших пальцах. Обратили внимание на то, как Хоакин Феникс «играет лицом»? Его гримаса при виде «Йети» Бьернсена (Джош Бролин) делающего глубокий минет порции эскимо? Как меняется выражение его глаз во время встречи с Крокером Фенвэем, от расслабленно-равнодушного до злобно-змеиного? Он потрясающе свободен внутренне, абсолютно раскрепощён в кадре, переход из одного состояния в другое совершается естественно и непринуждённо. Самая чувственная сцена фильма — диалог вернувшейся Шасты и обалдевшего от её появления Дока. Сочетание детского, невинного личика с покручиванием соска правой рукой, и произнесением непристойностей — такой коктейль заставит потеть спермой кого угодно. Одышливое дыхание Дока — закономерный финал эпизода.
Гонорары известных актеров и съемочной команды были невелики, по их словам, им просто приятно было поработать с Полом Томасом Андерсоном и Пинчоном на съемках этого фильма, отсюда и полная отдача в каждом кадре, звуке или образе…
Есть такие тандемы, которые в сотрудничестве могут сделать что-то действительно прекрасное. Это можно сказать о Мартине Скорсезе и его постоянном монтажере Тельме Шунмейкер, о Тарантино и Салли Менке, без которой не выработался бы этот неповторимый стиль съемки в его кино, о Коэнах и музыке Картера Бёруэлла. Пол Томас Андерсон повстречал свою вторую кино-половинку — Джонни Гринвуда, который оказался не только хорошим музыкантом, но и композитором. Его музыка стала частью атмосферы культовой «Нефти» (2010), неповторимого «Мастера» (2012), а теперь туманом первосортной индики эта музыка окутала мир Калифорнии 1970-х.
РЕЗЮМЕ: можно понять зрителей, не подготовленных к этому немного параноидальному трипу в Калифорнию 1970 года. Хронометраж фильма составляет более двух часов и на каждый вопрос там есть ответ, тем не менее, как и в первоисточнике, Пол Томас Андерсон не нанимался разжевывать все зрителю. Многие жалуются — потеряли нить повествования, неясен сюжет. Сюжет прост: этот фильм о любви, любви чистой, всепобеждающей, Док Спортелло проносит чувство к Шасте через всё действие, её образ ведёт Дока, направляет. Он раскрывает сложнейшее дело, и попутно снимает с крючка спецслужб запутавшегося саксофониста. Нить теряют в двух случаях — руки трясутся, или зрение слабое. И то и другое лечится, хотя и с трудом.
Андерссон-режиссёр не помещается в картины, хронометраж которых менее двух часов. Всепроникающая ирония, огромное количество абсолютно безумных персонажей, выгодно оттеняющих главного героя, внимание к деталям, нетривиальный сюжет, отличная музыка — составляющие этого фильма.
Специально для STARBOM.com подготовил Николай Лежнев