Фильм «Теорема Зеро» (The Zero Theorem) «Упорядочение хаоса приносит прибыль!»

Назад
НОВОСТИ

23687492368744236874523589322368748236875423687562368751О ЧЕМ КИНО: повествование картины концентрируется вокруг программиста компании Mancom, смысл деятельности которой заключается в том, чтобы создать видимость счастья текущей, подобно грязной воде из-под крана, жизни. Коэн Лэт — мастер своего дела, специалист по высчитыванию частиц, твердо уверенный в своей скорой кончине. Персонаж Кристофа Вальца — одинокий мужчина, работающий днем и ночью, живущий в личном храме (как в прямом, так и в переносном смысле). И этот протагонист из года в год ждет некоего звонка, должного его спасти от гнета существования и разъяснить смысл всей его жизни. Все меняется когда в его жизни появляются сексапильная Бэйнсли и 15-летний программист Боб, сын босса корпорации носящего скромное имя Руководство (Мэтт Дэймон). Благодаря костюму для виртуальной реальности, изобретенному Бобом (Лукас Хеджес), Лэту удается совершить путешествие в скрытое пространство и узнать тайну своей души. Эту разгадку ищет не только он сам, но и таинственный Руководство, который правит всем миром посредством всевидящих устройств под названием ManCams и считает: «Упорядочение хаоса приносит прибыль!»
ПОЧЕМУ СТОИТ ПОСМОТРЕТЬ: кинорежиссёр Терри Гиллиам известен своей экстравагантностью, и собственно говоря, его фильмы интересны именно этим. Сочетание несочетаемого, совершенная непредсказуемость поведения героев — конёк, прочно осёдланный им. Мониторы суперкомпьютеров, подключённые к пишущим машинкам, и эргономичные жилища будущего, опутанные трубами, бесчисленными и ужасными, в «Бразилии». Постоянно возникающие в наркотическом угаре чудовищные образы обыкновенных людей и вещей в «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе». Психиатрически-психоделические рокировки «Двенадцати обезьян», страшно-смешные превращения «Братьев Гримм» подаются режиссёром мастерски, со знанием дела и, что ещё важнее, с большим вкусом. Терри Гиллиам играет в волшебника, хотя и не выдаёт себя за такового.
ВПЕЧАТЛЕНИЯ И АКТЕРЫ: если принять идею о невозможности изменить этот мир к лучшему, то чудачество — одно из немногих оставшихся нам средств избавиться от пресного однообразия опостылевшей действительности и хоть ненадолго расцветить свою жизнь яркими красками интереса. Фрики перестали себя стыдиться и уже выходят на площади, цирковые клоуны предпочитают сольные выступления, а экстравагантность отождествилась с личным самовыражением. И не было бы в этом ничего плохого, если экстравагантностью, собственно, всё личное своеобразие и не исчерпывалось бы, а подлинная уникальность внутреннего мира не сводилась бы исключительно к чудаковатости поведения. Как опытный и ловкий фокусник, Гиллиам по-доброму дурачит публику, жаждущую быть одураченной, и получает то, чего заслуживает — благодарность публики, скрасившей своё безрадостное существование и получившей порцию острых и ярких ощущений. Обвинять режиссёра в отсутствии глубины так же невозможно, как упрекать фокусника в том, что он не рассказывает нам о своих приёмах. Но, когда после просмотра в голове возникают сменяющие друг друга мысли, зритель погружается в не отпускающие раздумья, то это утверждение можно смело ставить под сомнение. Зависимость от современных технологий, интернета, где ты можешь тихо работать, решать какие-то задачи, при этом взращивая в себе корень полнейшей асоциальности и некоммуникабельности — лишь самый очевидный слой задействованной смысловой конструкции фильма.
«Теорема зеро» демонстрирует приверженность Гиллиама своим привычкам. Классик антиклассики всё так же поражает взор и воображение: служащий, живущий в церкви, расписанной извне буйными граффити, бесстрастная видеокамера вместо головы Распятого, игра в компьютерные кубики как способ решения научной проблемы, виртуальный секс как соблазнительная замена натуральному. Лысый и серьёзный Кристоф Вальц хрупок и беззащитен в роли компьютерного отшельника Коэна Лэта. Однажды в его обители прозвучал звонок и кто-то сказал: «Коэн Лет?» Он ожидал узнать свое предназначение но случайно уронил трубку и с тех пор ждет еще одного звонка… Как тут не вспомнить анекдот про прачечную и министерство культуры. Хотя, Терри Гиллиам об этом мог и не знать…
Мелани Тьерри очаровательна в роли Бэйнсли, предлагающей виртуальный секс со словами: «Я решаю проблемы. Я не предоставляю сексуальные услуги — в меня ничего не проникнет. Тантрическая биотелеметрическая связь — только это!». Вот, только,  этот виртуальный секс разительно похож на соитие туземцев На-Ви из «Аватара», только костюм ярко красного цвета с дурацким колпаком и Кристоф Вальц поэтому похож на гномика…
РЕЗЮМЕ: чтобы там ни говорили, Терри Гиллиам — режиссер не для всех, о чем ясно говорят 640 тыс.$ сборов после года проката. Но, как у хорошего вина, после его фильмов остается стойкое послевкусие, заставляющее снова и снова возвращаться к героям картины и задумываться над их словами и поступками…
Специально для STARBOM.com  Николай Лежнев