Фильм «Ангел-хранитель». Боевик по-германски – кровь и сопли…

Назад
НОВОСТИ

            Луна, дочка Тиля Швайгера и американской модели Дэны Карлсен  снялась уже в четвертом фильме своего знаменитого отца. С 7 марта на экранах СНГ – фильм «Ангел-хранитель».

            Эффектный красавец Тиль Швайгер («Достучаться до небес», «Бесславные ублюдки») почему-то посчитал себя режиссером и снимает уже четвертый фильм в этом качестве. Каждый раз он находит работенку и для своих детей.                                                         Несмотря на его мужественную, тевтонскую внешность и то, что его первым кинематографическим опытом была озвучка порнофильмов, фильмы Швайгера-режиссера – это невнятная смесь брутальных и слащавых сцен. Смотреть этот странный сироп бывает сложновато, тем более, что краткостью Швайгер не страдает. Вот и «Ангел-хранитель» растянулся на два часа с гаком.

Фильмов о программах защиты свидетелей мы насмотрелись немало и этот отличается от них как раз своей «нудотностью». Вроде бы все профессионально – неплохие актеры, хорошая музыка, красиво снятые батальные сцены, но.. собрать эти ингредиенты в удобно варимый контент Швайгеру никак не удается.

Знакомый официант решил показать 15-летней сироте из интерната Нине (Луна Швайгер) самый дорогой номер отеля за 12 тысяч евро. Та решила «пошарить» в суперсовременном ноутбуке, лежавшем на столе. Появился хозяин номера, богатый оружейный фабрикант Томас Баркер (Хайнер Лаутербах) и в испуге застрелил любопытного  работника кухни. Но весь процесс убийства видела Нина и, хотя у нее плохая репутация в интернате (она два раза пыталась угнать авто и у нее плохие отметки за последнюю четверть) – она может стать опасным свидетелем.

Прокурор Сара  Мюллер (родившаяся в ГДР, эффектная Каролине Шух) задействует программу защиты свидетелей. Одним из защитников является Макс Фишер, бывший спецназовец, прошедший Афганистан.                                                                                       Как настоящий немецкий режиссер Швайгер выдает 15-минутку «очеловечивания» персонажей, чтобы потом их было особенно жалко. Сменщик Фишера Лео пьет молоко без лактозы (без сахара) так как иначе он начинает нещадно пердеть (немцы, и без пердежа – это моветон!). После окончания смены, на выходе из конспиративной квартиры, ему звонит беременная жена, чтобы сказать пол будущего ребенка. Нетрудно догадаться, что Лео убивают люди Баркера, идущие за жизнью свидетельницы Нины, и пол ребенка он никогда не узнает. Дальше – больше. Подонки убивают напарницу Макса, тайно в него влюбленную.  Она собственноручно испекла ему тортик на день рождения, но ей было не суждено его вручить! Чудом отбившись от толпы убийц, Фишер узнает пренеприятнейшее известие: несовершеннолетняя сиротка больна диабетом и ей постоянно нужен инсулин. Начальник Макса, Генри (постоянно прихлебывающий из металлической фляжки коньяк) приносит всего одну ампулу инсулина и хочет забрать Нину, но тот, уверенный что в полиции завелась «крыса» решает стать для бедной девочки ангелом-хранителем. Правда со словами «бедная девочка» в адрес дебелой мордастой Нины я, пожалуй, переборщил.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    Продолжение фильма легко предугадать (тоже мне, бином Ньютона!). Чуть-чуть оживляют его мелкие немецкие шуточки.

Так, прокурор Сара Мюллер понятия не имеет, кто такой этот Сильвестр Сталлоне, с которым все почему-то сравнивают Фишера? 15-летняя Нина постоянно заводит с Максом философские разговоры и напоминает, скорее, матерого психотерапевта по 200 евро за час. Начальник полиции рассылает фото девушки под программой защиты свидетеля и ее охранника по всем участкам, а когда задержать их пытается беременная (как без этого) полицейская – Нина спасает ее и  закрывает своей грудью от Фишера.                                            На помощь Максу приезжает его давний соратник Руди (Мориц Блябтройд«Достучаться до небес»). Нетрудно догадаться, что у него тоже есть проблемы – отсутствуют обе ноги, по колено. Но он не унывает – зато у него теперь нет мозолей! Зато есть ферма с ламами и маленький домик.                                                                                                                                                                                                                       Не обошлось без любимой немцами темы гигиены. Надо было видеть лицо прокурора Сары Мюллер, когда к ней с обыском пришла полиция и полицейские пошли по паркету, не разувшись!!    В это же время в доме Руди Макс устроил постирушку, что позволило увидеть его спину в шрамах, своими объемом и бугристостью более похожих на коросту (привет фильму «Экспат» и Аарону Экхардту).

Далее режиссер заканчивает с негативом и начинает бросать в нас охапками оптимистические новости. Выясняется что Сара Мюллер – это бывшая возлюбленная Фишера, получившая в свое время наследство и хотевшая купить маленький отель в английском Брайтоне и уставший Макс, склоняя голову на колени Сары, говорит: я не хочу больше воевать! Но, осталось еще небольшое дельце: достать инсулин для впавшей в кому Нины и для этого разгромить целую больницу и уничтожить очередную сотню наемников, а тут еще и полиция подоспела. И не понятно, кто из них опаснее для больных!         

Начальника полиции Генри спасает от смерти заветная фляжка на груди, Макс Фишер говорит: «Настоящая война это — когда ты прощаешься с жизнью но внутренний голос говорит: «Нет, не сегодня!» и вспоминает слова друга Руди: «Ты нарушил дистанцию с объектом. Нина — хорошая, но ты не ее отец!»

 Специально для  STARBOM.com  Николай Лежнев