Фильм «Игра в имитацию» (The Imitation Game) Как победить Гитлера в одиночку…

Назад
НОВОСТИ

522875k250570325057112505715k5228702417682РЕЦЕНЗИЯ: «Игра в имитацию»: «Are you paying attention? Are you?»
P ZQAE TQR.
Начав свое шествие по экранам в августе 2014-го года, «Игра в имитацию» побывала на бесчисленном количестве фестивалей (от Лондона до Дубаи) и без сомнения внесла имена всех, принимавших участие в ее создании, в историю кинематографа. Новых киногоризонтов режиссер фильма не открывает, адаптируя книгу Эндрю Ходжеса и апеллируя преимущественно не к чувствам, а к разуму и чести (чему свидетельствуют некоторые различия между доступным сценарием в варианте Black List и окончательной версией фильма).
Алан Тьюринг, заложивший основу для возникновения таких понятий как «алгоритм» и «вычисление», был не просто гением, взломавшим шифровальную машину Артура Шербиуса во время Второй Мировой (что определенно в значительной мере предопределило ее исход). Разгадав математическую головоломку, Тьюринг не смог совладать с человеческим предубеждением и низостью. За то, что он был геем общество довело его до самоубийства. Лишь более полувека спустя, герою войны были принесены публичные посмертные извинения, зачитанные премьер-министром Великобритании.
Избегая излишней эмоциональности, норвержец Мортен Тильдум позволяет Тьюрингу (Бенедикт Камбербэтч) обращаться к зрителю от первого лица. И эта закадровая речь сразу же переводит нашего героя в категорию исторических личностей, на плечах которых стоит современное общество. Но, в тоже время, такой подход позволяет отнестись к Тьюрингу как к человеку, чья жизнь полна не только математических идей, но и прозаичных страданий. Genius routine, в которой герой фильма предстает как соединение черт Стивена Хокинга и Джулиана Ассанжа, ранее сыгранных Камбербэтчем, пусть и не соответствует исторически достоверному портрету Тьюринга, но делает его более удобным для формата 16:9 и позволяет показать всю его выдающуюся неординарность.
Не используя линейного повествования, Тильдум строит фильм из чередования сцен, происходившего во время Второй Мировой в Bletchley Park, зарисовок из жизни Тьюринга времен его школьного периода, а также допросов и последующих страданий из-за назначенного судом «лечения». «Игра в имитацию», таким образом, не является биографией в традиционном понимании этого жанра, скорее это осмысление жизни выбранного персонажа, с последующей рефлексией на тему общественных «ценностей» и того, что ради них можно пытать (а именно это происходило с Тьюрингом в последние годы его жизни) и ненавидеть.
Гиперболизируя и изымая отдельные моменты, «Игра в имитацию» все же большей частью опирается на книгу «Alan Turing: The Enigma» (вошедшую в список лучших по версии The Guardian). Никто не мог бы написать об Алане Тьюринге лучше, чем человек, обладающий столь же высоким интеллектом и также чувствующим, что издевательство человека над человеком неприемлемо. Эндрю Ходжес профессор математики в Кэмбридже и один из ученых, работающих над теорией квантовой гравитации. При этом мистер Ходжес активист борьбы за права человека, причем не просто объявляющий себя таковым, как это делают многие. В 1970-х, будучи 20-тилетним юношей, он принимал участие в движении Gay liberation, которое в дальнейшем привело к формированию такого нового общественного понятия как pride. И режиссер Мортен Тильдум, как и автор книги «Alan Turing: The Enigma» не рассматривают гомосексуальность ни в качестве отклонения от нормы, ни как нечто нуждающееся в подчеркивании и упоминание вне подходящего концепта.
Из-за такого подхода некоторым, безусловно, не понравится «Игра в имитацию», так как убрав акцент с сексуального аспекта как части повседневной жизни, авторы лишили Алана Тьюринга статуса романтического героя, а зритель всегда желает чтобы персонаж был чувственен и привлекателен. Экранный Алан не вступает ни в какие отношения, и вообще то, что он предпочитает целовать мужчин (что без сомнения является фактом, пожалуй, если не более, то таким же известным, что он взломал код «Энигмы») проговаривается одним из героев только лишь спустя час и делается это очень походя, без драмы.
Достоверные интерьеры, статичные планы и постоянно звучащая фоном музыка Александра Депла, формально делают «Игру в имитацию» стандартным голливудским фильмом. Однако, кроме того, что блистательным актерам второстепенных ролей не отведено должного места (Марк Стронг, Мэттью Бирд, Аллен Лич и Мэттью Гуд (который, к слову, более внешне походит на Тьюринга, чем играющий его Камбербэтч), картина более никаких признаков работы бездумной не имеет.
Тильдум неспешно и без драматизма уровня театральных подмостков, к финалу делает все более и более очевидным то, что «Игра в имитацию» не имеет целью абсолютную историческую достоверность и простой рассказ о реально существовавшем персонаже. Что-то полностью было выдумано сценаристом Грэмом Муром, но лишь в угоду аксиологии, которая и является базисом этого киноповествования. Он рисует Алана непоколебимой фигурой и спрашивает у зрителя: «Какое право ты имеешь судить Его?». Изображая будни гениального криптографа, что выиграл войну, Мур как настоящий философ не ведает границ пространства и времени. И Тьюринг оказывается вне времени, а ответом на фразу коллеги Алана: «You can’t tell anyone. It’s illegal». Становится произнесенное Тьюрингом много лет спустя на допросе в полицейском участке: «God didn’t win the war. We did».
Зрителя же режиссер и сценарист видят в образе следователя «поймавшего» Тьюринга, и следователю становится стыдно за содеянное им. И своей априорной целью создатели «Игры в имитацию» видят именно этот стыд, который надеются вызывать у тех, кто готов судить за инаковость и выносить приговоры, не только Алану Тьюрингу, но любому. Нормы нет и нет ни у кого права ее определять, есть лишь Тьюринг и «следователи», поборники «морали». И правы явно не последние, те кто готов уничтожать гениальность и величие.
Если что-то и вызывает вопросы, так это промо-кампания фильма. Хорошо ли с точки зрения морали выпускать стиллы из фильма, приурочивая это к годовщине смерти Алана Тьюринга? Правомерно ли ставить популярного актера, сыгравшего Тьюринга, на одну ступень с изобретателем Марком Цукербергом, во время вручения наград Breakthrough Awards? Все же Тьюринг это не «герой» медиа-индустрии, а серьезный ученый, гений и герой войны.
Своеобразной метафорой, суммирующей взгляд режиссера на произошедшие события, является сцена, когда одноклассники (неизвестно за что и почему) буквально заталкивают Алана под пол и заколачивают сверху доску. За право быть собой оказывается надо бороться, но боль жертвы доставляет мучителям наслаждение лишь до тех пор, пока мучимый испытывает страх. И этот урок безумной жестокости Алан Тьюринг прошел. Прошел потому, что общество бывает дико и воинственно, безжалостно и тупо, быть иным нельзя, а любовь и чувства оказывается надо скрывать. «I’ve learn it on my own», — разочарованно и грустно, но совсем без злобы скажет в «Игре в имитацию» Тьюринг, и не только своими открытиями, но и этим он без сомнения велик. Евгения Савкина
ВПЕЧАТЛЕНИЯ И АКТЕРЫ: кто одержал победу во Второй мировой войне? А кто внёс решающий вклад в эту победу? Забудьте всё, чему вас учили на уроках истории в СССР. Неумелое барахтание Красной Армии имеет лишь косвенное отношение к победе. Сидение в окопах, артподготовка, рукопашная, танки — всё это просто смешно, каменный век, так давно уже никто не воюет. Войны выигрываются в маленьких поместьях на юге Англии, где аппетитно хрустя сэндвичами, и запивая их пивком, группа математиков взломала код «Энигма». Узнав об этом, Адольф Гитлер застрелился, а вермахт немедленно капитулировал. Создатели фильма предлагают нам разделить горечь потерь, понесённых англичанами, и простодушно забывают о мюнхенском сговоре, о странной войне — без этих событий гитлеровская агрессия была бы невозможной, не говоря уже об очень «своевременном» (июнь 1944 года) открытии второго фронта. В то время как советские солдаты прохлаждались в комфортабельных окопах, несчастные англичане обливаясь потом и пивом, взламывали немецкую чудо-машину (а ведь им даже запрещали посещать друзей противоположного пола, вот ведь какие жертвы ради победы).
При этом, после того как машина впервые заработала и были расшифрованы координаты немецких подлодок нацеленных на американский конвой, главный герой запрещает их передавать командованию. Хотя на американском танкере служит родной брат одного из ученых — ведь тогда фашисты узнают, что коды взломаны и немедленно их поменяют.
Главное действующее лицо этого революционного фильма — Алан Тьюринг (Бенедикт Камбербэтч). Алан — социопат, мизантроп и очень талантливый математик. Те, кто утверждают что роль Тьюринга — повторение пройденного, ошибаются. Кроме снобизма между ним и Шерлоком Холмсом нет ничего общего. Тьюринг — человек одинокий, несчастный, осознающий свою ненормальность и страдающий от этого осознания. В финале Джоан (Кира Найтли) говорит ему: «Мир стал прекраснее благодаря твоей ненормальности». Социально неадаптированный заика, обеднённый эмоционально, скрывающий своё уязвимое, женское начало под маской холодности и высокомерия — Камбербэтчу удался прекрасный образ.
РЕЗЮМЕ: фильм оставляет двойственное впечатление. С одной стороны — это очевидная агитка, с другой — трагедия человека неординарного и талантливого. Есть симпатичная история о советском шпионе, радует глаз Марк Стронг (не весь, а появление у него шевелюры). «Игра в имитацию» — суровая история про заикающегося математика-гея, охмурившего красотку-математичку и в одиночку остановившего гитлеровские полчища.
Специально для STARBOM.com Николай Лежнев