Фильм «Лицо ангела» (The Face of an Angel) «Вернусь к Джо — он хотя бы лекции не читал после секса!»

Назад
НОВОСТИ

454554525555742555566255556855565677676255556725555692555570О ЧЕМ КИНО: после прогремевшего на весь мир жестокого убийства молодой американской девушки Элизабет Прайс, в итальянский город Сиена приезжает режиссер Стивен Лэнг (Даниэль Брюль) для подготовки к съемкам фильма по мотивам преступления. Там он знакомится с журналисткой Симоной Форд (Кейт Бекинсейл), недавно написавшей об этом противоречивую книгу «Лицо ангела». В убийстве девушки подозревают ее подругу Джессику Фуллер (Женевьев Гонт) и пресса уверена что так оно и было. Но теперь, спустя четыре года, после аппеляции защиты, должен быть оглашен окончательный приговор…
РЕЦЕНЗИЯ: «Лицо ангела»: «The path to paradise begins in hell».
«You were commissioned to make a true crime thriller. Are you really saying you’re trying to write a medieval morality tale?» е
Знакомый самой широкой аудитории (от поклонников англичанина Стива Кугана до любителей indie-музыки в целом и группы Franz Ferdinand в частности) режиссер Майкл Уинтерботтом, будучи мастером своего дела, никогда не снимал прямолинейных историй, полагая, что зритель не должен быть наблюдателем, а обязан вести своеобразный внутренний диалог с автором, приходя к собственным умозаключениям. «Лицо ангела» превосходно отвечает подобной стратегии Уинтерботтома, однако дистрибьюторы не учли особенностей творческого подхода режиссера и составили промо-кампанию исходя из того, что «Лицо ангела», повествуя о нераскрытом убийстве, жанрово принадлежит к психологическому триллеру, детективу. В результате, значимого прокатного результата, из-за неверно определенной целевой аудитории, картина не показала, но была включена в программы престижных кинофестивалей Лондона и Торонто.
Режиссер Томас приезжает в Италию, чтобы ознакомиться с обстоятельствами жесткого убийства студентки из Лондона, и написать сценарий по мотивам произошедшего. Здесь Томасу предстоит не только ряд новых встреч, но и сомнения насчет истинной природы зла, порожденные человеческой жестокостью и почти животной тупостью того, чем является не общество, но толпа. Обещанный в промо детективный триллер составляет первые 10-15 минут «Лица ангела», затем Уинтерботтом оставляет всякие расследования и переходит к решению поставленных им задач, заключающихся отнюдь не в развлечении публики, а в воспитании ее мыслей и чувств.
Проблема соотношения формы и содержания решается различными философскими концепциями по-разному. Бесспорно лишь то, что доминанта формы, ее приоритет перед содержанием порождает не только бесформенное в бытийном смысле ничто, но и развращает потребителя подобных произведений. Некоторые авторы способны находить почти идеальный баланс между замыслом и реализацией. К примеру, шведский писатель Стиг Ларссон выполнил филигранную работу по созданию новеллы, одновременно способной привлечь как интеллектуалов, так и читателя, жаждущего лишь развлечений, и исподволь заставить его поразмыслить над социальной несправедливостью, проблемами правосудия и ущемление прав тех, кто в чем-либо (внешний вид, сексуальная ориентация и т. д.) отличен от большинства.
Майкл Уинтерботтом использует иной прием, который в итоге стоит ему потерянных кассовых сборов: он совсем не заинтересован в примитивизации своих идей и/или же придания им формы общедоступной для понимания. Триллер почти сразу сменяется экзистенциальной драмой, наш герой Томас, посетив несколько судебных заседаний и поговорив с местными журналистами, приходит к осознанию того, что истина совсем не интересует окружающих. Предполагаемый убийца может быть представлен праведником, а портрет честного человека дополнен новыми красками, превращающими его в злодея. Мерой всех вещей становится обыватель.
По мере развития сюжета, Томас все больше предстает как лишний человек. И здесь следует особо отметить зарисовки на тему его профессиональной деятельности. Агенты и продюсеры требуют снять захватывающий фильм об убийцах, чтобы публика без раздумий купила билет в кино, ориентируясь на внешние эффекты, а не на содержание. Томас же заинтересован не в стоимости, а в ценности своей работы, он цитирует Данте Алигьери и предполагает говорить о моральных аспектах произошедшего, рассматривая их сквозь призму вечного. Несколько раз будет повторена сцена, в которой Томас, находясь в помещении с другими людьми, наблюдает за ними и, ужасаясь, поражается способности окружающих говорить, но не понимать, слушать, но не слышать.
Согласно известному положению Фомы Аквинского, «cognitio intellectiva penetrat usque ad essentiam rei» — и главный герой познает самую суть бытия, но никому нет до этого дела. Поэтому Томас пребывает в некотором забытьи, лишь стимулирующие вещества и сновидения помогают ему отрешиться от мира, где господствует замкнутая система — дельцы от медиа предлагают простые истины, а потребитель, безропотный как скот, внимает им и требует еще. Продюсеры, журналисты, боссы киностудий общества потребления, по логике Уинтерботтома, не меньшие преступники, чем серийные убийцы, но они убивают не плоть, а разум. Апофеоз ложного существования общества, отсутствие в нем всякой этики и эстетики, раскрывается через название фильма. «Лицом ангела» толпа нарекает не погибшую девушку, как изначально предполагает Томас, а ее убийцу.
Объективная реальность категорически не устраивает нашего героя, он ищет забытья в историях Алигьери и грезит о прекрасной Беатриче. Его чувственность и интеллект (сочетание, встречающиеся предельно редко) в социуме, где убийца вызывает интерес, а жертва получает лишь забвение, обречены. И это легко считывается с самого начала картины, мрачные тона, минорная музыка и почти постоянное одиночество нашего героя в кадре. Про операторскую работу Хьюберта Тачкановски следует упомянуть отдельно, так как любование Томасом в исполнении Даниэля Брюля реализуется множеством ракурсов (длящихся порой не более пары секунд) и не прекращается ни на минуту. А вот модные Кара Делевинь и Кэйт Бекинсэйл, не смотря на то, что их героини изображены на всех постерах фильма, играют проходные второстепенные роли, они не более чем случайные партнерши главного героя.
Режиссер не гонится за сенсацией, посвящение Мэредит Кэрхнер, чья гибель послужила основой для истории фильма, было включено в титры лишь после того, как с окончательной версией картины ознакомилась семья Кэрхнер и «Лицо ангела» получило ее одобрение. К слову, отец экранной жертвы насилия по имени Джеймс, которого играет Питер Салливан, является вторым по значимости героем фильма, он единственный кто осознает как масштабна трагедия поруганной юности, и молча присутствует на судебных заседаниях и пресс-конференциях, превратившихся в поиск громких фактов, но не правды. Джеймса способен понять лишь Томас и Данте, цитатами которого полон весь фильм.
Развлечение, согласно Уинтерботтому, представляет собой вульгарную и недостойную искусства цель. Поэтому он одновременно высмеивает безумный мир однодневных блокбастеров и ярких заголовков, используя сюжет «Лица ангела», и вместе с тем, наполняя картину большим количеством образов и недосказанности, изящно унижает зрителя, пришедшего в кинозал дабы бездумно, но интересно провести некоторое время. При этом режиссер не питает иллюзий относительно судьбы Томаса, как собирательного образа мыслящего индивида, стремящегося познавать и чувствовать. В безликой толпе нет места истине, и Томас всегда будет несчастен и гоним. Ему не преодолеть сложившийся миропорядок, это трагический герой, но лишь по общественным меркам устроенности и благополучия. Поэтому выход у темноглазого Томаса лишь один, не бороться и не принимать реалий, а отрешиться от них.
Одиночества не должно стыдиться и чураться, полагает режиссер. Ведь где-то там, в лесной прохладе бредет прекрасная Беатриче, ее локоны сияют, а струящийся подол платья словно соткан из жемчуга. Она всегда исчезает в чаще леса, Томасу никак не догнать ее. Дневной свет сулит ему только страдания, но при лунном свете он встречает Истину и Красоту, пусть лишь во сне, но разве этого мало для того, чтобы назвать Томаса самым счастливым человеком на свете? Евгения Савкина
ВПЕЧАТЛЕНИЯ И АКТЕРЫ: на самом деле, изначально, главную роль мог исполнить Колин Фёрт и это, на мой взгляд, полностью изменило бы концепцию фильма Майкла Уинтерботтома. В силу большой разницы в возрасте актеров, в случае с Фертом рефлексии главного героя смотрелись бы абсолютно естественно. А Томас Лэнг в исполнении Даниэля Брюля выглядит типичным мажором, который приезжает в Сиену за тридевять земель в творческую командировку, курит и нюхает каждый божий день, трахает всех, кто согласен ему отдаться, а результатом это «творческого штурма» становится совершенно банальный синопсис будущего фильма, состоящий сплошь из общих фраз и заимствований из Данте. Не удивительно, что снимать фильм по «горячей» теме в конце-концов начинают без участия горе-режиссера который наивно думает, что снимает для вечности. При этом молодой, в сущности, интеллектуал умудряется настолько достать подарившую ему свое тело Симону Форд (Кейт Бекинсейл) что она в сердцах заявляет: «Вернусь к Джо — он хотя бы лекции не читал после секса!» (Джо — это туповатый папарацци с внешностью качка из крупного таблоида). В какой-то момент возникает ощущение что отнюдь не глупец Майкл Уинтерботтом в своем показном кокетстве переходит некую черту и все, что происходит с Томасом Лэнгом объективно работает против самого режиссера. После окончания фильма ловишь себя на странном ощущении — за битых два часа сеанса не нашлось ни одного героя которому искренне хотелось бы сопереживать. Разумеется, красота и чувственность Кейт Бекинсейл не оставили меня безучастным, но это нечто другое…
Специально для STARBOM.com подготовил Николай Лежнев