Фильм «Суфражистка» (Suffragette): «Суфражистки считают что женский пол равен мужскому. Они — сумасшедшие?»

Назад
НОВОСТИ

3-43-533-23-33-93-63-83-103-73-11О ЧЕМ КИНО: начало XX века. Мод Уоттс (Кэри Маллиган) с самого детства работает в прачечной и живет ничем не примечательной жизнью: муж, сын, тяжкий труд. Совершенно случайно она попадает в социально-политическое движение суфражисток, которые выступают за предоставление женщинам избирательных прав. Мод понимает, что ей тоже есть, что сказать, но за каждое слово и действие придется заплатить по букве закона…
ВПЕЧАТЛЕНИЯ И АКТЕРЫ: создателям фильмов необходимо быть очень осторожными, когда они берутся за экранизацию исторических событий. Пусть речь даже идет не о биографической истории реально существовавшего человека, а о вымышленном персонаже при помощи которого освещается некая важная веха в развитии общества. Грамотно расставить акценты в такой ситуации стоит многого, ведь подкованный зритель прекрасно знаком с фактами и знает, как все происходило на самом деле. Жизнь, как известно, редко бывает действительно черно-белой — в какой-то момент все-таки приходишь к выводу, что границы между противоположностями стираются: у каждого есть свои изъяны и свои чесноты. «Суфражистке» Сары Гаврон, однако, абсолютно не знакомо понятие компромисса — это пламенный манифест, где есть место только одной точке зрения. Большинство мужчин здесь — жестокие деспоты, считающие своих жен и детей собственностью, а не живыми людьми, женщины, которые не спешат поддерживать суфражисток — трусихи и лохушки, безмолвные и дрожащие. Участницы движения, в свою очередь, отчаянно идеализированные героини без страха и упрека, в стремлении к благородной цели им прощается все — и вандализм, и теракты, несущие угрозу жизни. Впрочем, политические моменты Гаврон и сценаристку Эби Морган, как оказывается, и вовсе не слишком волнуют — им куда ближе трогательная история о нелегкой женской судьбе, в которой, однако, все тоже однозначно. Кэрри Маллиган — артистка той внешности, которой не составляет труда выжать из публики слезу, и Гаврон пользуется этим с воодушевлением достойным лучшего применения. Тут вам и разрыв с мужем, и разлука с ребенком, и суровые будни за решеткой. Все — ради того, чтобы изменить общество, но, глядя на терзания Мод, возникает вопрос: а стоит ли это игра свеч? Для ключевых героинь «Суфражистки» ответ существует только один, они готовы пожертвовать всем, но не отступить. Излишне прямолинейно? Сценарий не допускает двойного дна, и это не добавляет фильму вистов, хотя, с другой стороны, это насквозь конъюнктурная картина — требуя от нее противоречий и более объемной драмы, стоит понимать, что таковы правила игры. Тяжелая артиллерия в виде Мэрил Стрип присутствует в «Суфражистке» практически незримо — появляется на пару минут, чтобы произнести страстную речь с балкона и мчится прочь в карете. Маллиган, тем не менее, уже в состоянии сама держать фильм на плаву — доросла до необходимого ранга. Да и на группу поддержки в лице Хелены Бонэм Картер, Брендана Глисона и Бена Уишоу можно положиться, пусть последний и отбывает номер, запоминаясь разве что щегольскими усами. У Бонэм Картер и Глисона тоже бывали куда более яркие выходы, но породистые артисты чувствуют себя, как рыбы в воде, переносясь на сто лет назад — костюмчик, как говорится, сидит. Брендан Глисон в роли агента Артура Стида выражает общее мнение мужчин того времени: «Суфражистки считают что женский пол равен мужскому. Они — сумасшедшие?» Атмосфера эпохи тоже воссоздана великолепно — уж с этим британцев проблем никогда не возникало, радующим глаз антуражем могут похвастаться даже сериалы для телевидения, не говоря уже о фильмах, которые идут в большой прокат. Но все-таки в работе Гаврон главное — попытка начертить убедительный образ мученицы и призвать виновных к ответу, а с ней режиссер справляется не слишком уверенно. То есть, мучается Маллиган старательно, эффективно давит на сантименты, но все-таки хотелось бы более основательного подхода к причинам ее невзгод, а не достаточно поверхностной аксиомной констатации факта. Поднимая важные вопросы, «Суфражистка» вынуждает зрителя либо слепо следовать пропагандистскому посылу либо самого искать ответы. В любом случае, Гаврон удается, не отступая от шаблонов, возможно даже невольно, спровоцировать у зрителя какую-никакую реакцию, предоставляя большое пространство для интерпретаций, аналогий и дискуссий. Известно ведь, что достаточно даже искры, чтобы вспыхнуло пламя. Немного жаль, что в фильме совершенно не была поднята тема расизма, который имел место среди суфражисток. Наверное, не стоит апеллировать к угнетению униженных и оскорбленных всех мастей, но, думаю, упоминание о white supremacy помогло бы полнее раскрыть внутреннюю жизнь движения.
РЕЗЮМЕ: финал фильма смотрится странновато — всех уступок удалось достичь благодаря глуповатому поступку суфражистки Эмили Дэвидсон, которой в фильме мы не увидим. Во время скачек в Дерби она выбежала навстречу жеребцу, который оказался собственностью царствующего монарха и погибла от ран полученных в столкновении с животным. Во многом, благодаря этому, в 1918 году избирательные права получили определённые слои женщин начиная с возраста 30 лет, в 1925 — женщины получили право на детей, а с 1928 — женщины получили равные права с мужчинами.
НЕМНОГО ИСТОРИИ: 5-минутную роль Эммелин Панкхёрст сыграла знаменитая Мерил Стрип. Ее героиня — британская общественная и политическая деятельница, борец за права женщин, лидер британского движения суфражисток, сыграла важную роль в борьбе за избирательные права женщин. В 1999 году журнал «Тайм» включил Панкхёрст в число ста самых выдающихся людей ХХ века, отметив: «Она создала образ женщины нашего времени, перенеся общество в новое измерение, откуда нет возврата». Хотя Панкхерст довольно часто подвергалась критике из-за собственного агрессивного, воинственного стиля, её жизненные свершения признаны большинством ключевыми в деле расширения избирательных прав женщин в Великобритании. Вместе с тем, до сих пор среди историков нет единодушия относительно реального воздействия её деятельности на общественную поддержку борьбы за право голоса. Эммелин Панкхёрст (урождённая Гульден) родилась и выросла в Манчестере. Гульдены принадлежали к политически активной части английского общества, поэтому неудивительно, что с суфражистским движением Эммелин познакомилась уже в восьмилетнем возрасте. Родители готовили её к тихой семейной жизни, роли жены и матери, однако это не помешало ей учиться в педагогической школе в Париже. В 1878 году она вышла замуж за Ричарда Панкхёрста, известного своей поддержкой кампании за избирательные права женщин; в браке она родила пятерых детей. Панкхёрст активно способствовала светской деятельности женщин, и в 1889 году супруги основали Лигу за избирательные права женщин. Когда организация распалась, Эммелин попыталась войти в ряды левой Независимой лейбористской партии с помощью своих дружественных связей с социалистом К. Харди, однако одна из местных ячеек партии отказала ей в членстве исходя из половой принадлежности заявителя. Она также работала в попечительском совете по делам бедных, где была шокирована ужасными условиями в Манчестерском работном доме. В 1903 году, уже после смерти мужа, Панкхёрст основала Женский социально-политический союз (ЖСППРТ), активистскую организацию, ведущую борьбу за предоставление женщинам избирательных прав, девизом которой было «не словом, а делом «. Союз представлял собой независимую, даже оппозиционную силу по отношению к большинству британских политических партий. Объединение быстро завоевало печальную репутацию — после того как его члены начали заниматься разбиванием окон и нападениями на представителей полиции. Панкхёрст вместе со своими дочерьми неоднократно приговаривалась к лишению свободы. В тюрьмах она объявляла голодовку, требуя улучшения условий содержания осуждённых. Антагонизм между правительством и ЖСПС только обострился с приходом к руководству организацией старшей дочери Панкхёрст Кристабель. Совершение поджогов и взрывов со временем стало привычной тактикой феминистского объединения, что привело к общему осуждению семьи Панкхёрстов со стороны более умеренных организаций. В 1913 году несколько известных представителей ЖСПС вышли из организации, в том числе и две младшие дочери Панкхёрст — Адела и Сильвия. Разлад в семейных отношениях так никогда уже и не был улажен. С началом Первой мировой войны Эммелин и Кристабель выступили с требованием о прекращении воинствующего суфражистского движения в поддержку британского правительства в борьбе с «немецкой угрозой». Они призвали женщин содействовать промышленному производству и всячески поощряли юношей идти на фронт. В 1918-м году актом парламента было предоставлено право голоса всем женщинам старше 30 лет. Панкхёрст реорганизовала ЖСПС в Женскую партию, которая выступала за равенство гражданских прав женщин. В последние годы своей жизни была обеспокоена опасностью, которую, как она считала, нёс с собой большевизм, и в конце концов присоединилась к рядам Консервативной партии, будучи безуспешной в независимой политической деятельности. Умерла Эммелин Панкхёрст в 1928-м, а два года спустя её память была увековечена возведением статуи в парке возле Башни Виктории в Лондоне.
Специально для STARBOM.com Николай Лежнев